Аренда яхт

карта сайта

Разработка и продвижение сайта marin.ru



 
 
Google
 
 

Отдых в Турции ‹ Алания ‹ История

История Алании

Необычайное приключение Юлия Цезаря в Алании

Сегодня Алания является наиболее известным курортом на юге Турции. Но знаменита она еще и тем, что в незапамятные времена на этом побережье произошло много захватывающих событий, в которых участвовали такие персонажи всемирной истории как Помпей Великий, Юлий Цезарь, Марк Антоний и Клеопатра.

…У этого города было много имен, пока он не стал наконец современной Аланией. В античные времена эти берега на границе Киликии и Памфилии облюбовали знаменитые киликийские пираты. До сих пор на побережье можно видеть остатки крепостей, в которых они скрывались. Самой важной был Коракесион (сейчас Ичкале). Разбойников привлекали исключительная красота залива и защищенность крепости. В ней, можно было надежно спретать добычу, хранить запасы продовольствия, вооружение и одежду. Там же находились и рынки рабов, а сами пленники-рабы содержались как в крепости, так и в многочисленных гротах на побережье. В одном из таких гротов «Кызлар Магарасы» – «Девичьей пещере» пираты прятали похищенных женщин.

Наша история произошла еще в те времена, когда пираты чувствовали себя в этих местах полными хозяевами. Шел 81 г. до н.э. В это время Римом правил диктатор Сулла. Он пришел к власти после ожесточенной политической борьбы и в неустанном страхе за свое положение безжалостно преследовал реальных и мнимых противников. Среди них оказался и молодой Юлий Цезарь. Сулла считал его особенно опасным, так как юноша был образованным, чрезвычайно способным, трудолюбивым и отличался необыкновенным умением приобретать себе друзей. К тому же он очевидно стремился к политической карьере, и, в добавок ко всему, был женат на дочери противника Суллы Цинны.

Юлий Цезарь не впал в отчаяние и быстро приспособился к своему новому положению. Полагая, что не следует терять понапрасну времени в изгнании, он решил заняться изучением ораторского искусства и с этой целью поступил в одно из лучших в то время училищ риторики – к лектору Аполлонию на острове Кипр.

Итак, Цезарь, вместе со свитой, подобающей римскому патрицию, сел на корабль, который взял курс на Кипр. Сначала плаванье шло без приключений, хотя море кишело пиратами, но когда корабль миновал островок Кастелоризон, находящийся близ скалистых берегов Памфилии, с его палубы заметили несколько разбойничьих галер, следовавших за парусником с большой скоростью. Поняв безнадежность положения, капитан римского корабля приказал свернуть малый парус и стал у борта в ожидании дальнейшего развития событий. Пираты вскоре оказались на палубе. Несмотря на миролюбивый прием, вели они себя весьма заносчиво.

Оказавшись на захваченном корабле, юный Цезарь не утратил самообладания и даже не прервал чтения, чем вызвал гнев главаря. Узнав, кто попал к ним в руки, пираты заспорили о размерах выкупа. Один предложил потребовать десять талантов, но главарь настаивал на двадцати. В этот момент, ко всеобщему удивлению, Цезарь нарушил молчание: «Двадцать талантов?! Плохо же знаешь ты свое ремесло!»- иронически заметил он. - Будь у тебя хоть немного больше опыта, ты сразу сообразил бы, что, по самым скромным подсчетам, я стою не менее пятидесяти талантов». Пираты онемели от изумления. Опомнившись, главарь предупредил Цезаря, что, если он не получит этих пятидесяти талантов, то отрубит ему голову.

Пленников высадили на берегу, где им предстояло под стражей ожидать выкупа. Убежище пиратов представляло собой пещеры и скопление лачуг, скрытых среди скал. Привыкший к роскоши Цезарь не пришел в ужас от изменившихся условий жизни. Стремясь сохранить силы и душевное спокойствие, он следовал строгому режиму: каждое утро купался в водах залива, выполнял физические упражнения. В свободное время много читал, составлял речи и писал стихи.

Незаурядный характер и редкое для пленника поведение снискали Цезарю уважение и удивляли его врагов, которых он, со своей стороны, пытался как можно лучше узнать, с большим интересом выслушивая рассказы о приключениях пиратов. В свою очередь, он читал им стихи и произносил яркие речи, которые у одних вызывали взрывы иронического смеха, а на других наводили скуку. Цезарь воспринимал и это со стоическим спокойствием. Однажды он произнес слова, которые вошли в историю: «Настанет день, когда вы все попадете в мои руки. И будьте уверены, что я распну вас на кресте как за ваши злодеяния, так и за тупоумие…» Эта угроза даже не разозлила пиратов – так они были уверены в себе – а стала только поводом для новых насмешек.

Через тридцать восемь дней вернулись посланцы с вестью о том, что выкуп в сумме пятидесяти талантов внесен на хранение наместнику Милета, и пираты немедленно доставили пленников в Милет, где и состоялась сделка. Обретя свободу, Цезарь решил немедленно осуществить свое предсказание. Получив от наместника четыре военные галеры и пятьсот солдат, Цезарь напал на пиратов в их логове. Как и следовало ожидать, он застиг их во время оргии, устроенной по случаю дележа добычи. Пьяные пираты были не в состоянии сопротивляться. Триста пятьдесят разбойников сдались на милость победителя, и только нескольким, более трезвым удалось бежать.

Цезарь освободил пленников, содержавшихся в заточении, получил обратно всю сумму выкупа, после чего взял курс на Пергам – местонахождение претора провинции Азия. Но тот вовсе не был склонен карать морских разбойников.

— Не вижу никакой надобности, - сказал он, - в столь суровых мерах. - Купцы моей провинции выплачивают пиратам дань, и те никогда не нападают на их корабли.
— Но ведь это же сговор с разбойниками! – возмутился Цезарь.
Претор спокойно ответил:
— Да, это так. Однако война с ними стоила бы намного дороже.

Убедившись в безуспешности уговоров, Цезарь решил поставить чиновника перед свершившимся фактом. Он заявил, что получил на смертную казнь специальные полномочия от самого диктатора Суллы. Это был чрезвычайно рискованный шаг, который мог стоить ему головы. По приказу Цезаря были казнены все триста пятьдесят пиратов, из них тридцать главарей распяты на кресте. Он лично явился на место казни, чтобы произнести ещё одну, на этот раз последнюю речь перед своими слушателями-пиратами. «Я решил быть к вам снисходительным, - начал он, - за хорошее отношение ко мне в неволе. Мне было бы неприятно думать, что, умирая, вы сочтете меня жестоким. Я приказал, чтобы вам подрезали горло, прежде чем распять».

После казни Цезарь продолжил, как ни в чем ни бывало, свое путешествие на остров Кипр и успел вовремя в великолепное училище риторики Аполлония.

Вячеслав Шлыков,
кандидат исторических наук



 
   
 


 
 
Google
 
 




 
 

 
 
 
 

Яхты и туры по странам: