Аренда яхт

карта сайта

Разработка и продвижение сайта marin.ru



 
 
Google
 
 

Т. А. Пинегин,

заслуженный мастер спорта СССР

“ТОРНАДО” НА ОЛИМПИЙСКОЙ ДИСТАНЦИИ

Олимпийские игры 1952 года явились поворотным моментом для советского парусного спорта. До этого года основная работа велась на яхтах национальных классов в гонках с пересадкой рулевых. Однако поражение нашей команды на XV Олимпийских играх заставило пересмотреть все принципы проведения соревнований.

С 1953 года первенство страны по парусному спорту стало разыгрываться на яхтах международных классов, которые участвуют в олимпийских регатах.

В их числе был и “Звездный” класс — один из старейших, но не стареющих классов. Впервые яхты этого класса были построены в 1911 году и, уже начиная с 1932 года, стали основным классом олимпийских регат.

Впервые наши яхтсмены выступили в “Звездном” классе в Хельсинки на XV Олимпийских играх, где заняли лишь 17-е место.

Перед XVI Олимпийскими играми сборная команда яхтсменов СССР прошла хорошую подготовку и приобрела некоторый международный опыт, что позволило в Мельбурне почти вплотную подойти к ведущей группе призеров, но попасть в ведущую шестерку нашей команде все же не удалось. В “Звездном” классе в Мельбурне золотые медали выиграли американцы Вильяме и Лоу, а серебряные — итальянцы Страулино и Роде. Бронзовые медали получили багамцы Ноульс и Фаррингтон. Мы с Шутковым довольствовались 8-м местом.

Сразу же по возвращении из Австралии мы начали готовиться к XVII Олимпийским играм. За четыре года были существенно повышены требования к спортивной подготовке, улучшена материальная часть яхт, накоплен опыт серьезных международных встреч. И вот наступает время, когда до олимпийских стартов остается всего лишь несколько дней.

На следующий день после нашего приезда в Неаполь местная газета “Иль Маттино” писала: “Вчера с 9-часовым поездом на Центральный вокзал прибыла в полном составе команда русских спортсменов-парусников...

Сейчас еще трудно судить о том, каких результатов добьются советские спортсмены на таких крупных соревнованиях, как Олимпийские парусные гонки в Неаполе, в которых примут участие “звезды” парусного спорта”.

Утром 18 августа пешком через город мы всей командой двинулись в яхт-клуб “Молосильо”, где стояли наши яхты. Но всем вместе нам долго быть не пришлось: вскоре экипаж яхты “Дракон” — Эдуард Стайсон, Коля Епифанов и Слава Можаев — направился в гавань “Санта-Лючия”. Наши спортсмены, выступающие на швертботах,— Александр Чучелов, Александр Шелковников и Виктор Пильчин — перебазировались в гавань яхт-клуба “Поссилипо”.

В гавани Молосильо остались яхты классов “5,5” и “Звездники”.

К вечеру первого дня мы с. Шутковым уже вышли ненадолго в залив.

19 августа мы продолжили наши тренировки в Неаполитанском заливе, прошли треугольник, прикинулись с несколькими встречными “Звездниками”... Нам сразу бросилась в глаза неустойчивость ветра по силе и направлению. Поэтому мы решили оставшееся до гонок время посвятить изучению силы и направления ветра в Неаполитанском заливе.

Ежедневно мы выходили на дистанцию к двенадцати часам (время будущих стартов) и находились на тренировке до трех-четырех часов дня, после чего возвращались в гавань, где тщательно устраняли все недостатки в настройке яхты. За эти дни нам удалось прикинуться на тренировочных гонках почти со всеми участниками регаты, и мы выяснили, что быстрее нас идут только четыре яхты, несколько яхт имели такую же скорость, что и наша, а остальные отставали. Во время тренировок мы использовали тактические приемы: при встречах с быстроходными яхтами сдерживали ход “Торнадо”, чтобы в предстоящих состязаниях сильные противники не считали нас конкурентами. При встречах же с менее быстроходными яхтами мы старались уйти от них как можно быстрее, чтобы в олимпийских гонках они не пытались тягаться с нами, зная, что мы все равно от них ускользнем.

Кроме того, во всех прикидках мы умышленно ходили на лавировке круче к ветру, чем достигли того, что никто в первых гонках не пытался лувинговать нашу яхту,

УЧАСТНИКИ ГОНОК

Первым кандидатом на олимпийскую медаль все считали майора итальянского военно-морского флота Агостино Страулино. Он был обладателем золотой медали, полученной на XV Олимпийских играх в Хельсинки, серебряной медали, завоеванной на XVI Олимпийских играх в Мельбурне, трех медалей чемпиона мира и десяти медалей чемпиона Европы. У него отличная яхта и много комплектов парусов, предназначенных для различных вариантов состояния погоды. Но самое главное его преимущество перед остальными участниками гонок заключалось в том, что он был уроженец Неаполя и непревзойденный знаток Неаполитанского залива.

Но, несмотря на это, Страулино до последнего дня перед соревнованиями не прекращал тренировок, ежедневно выходя на дистанцию.

Представитель США Уильям Парке был незнаком большинству участников регаты, но его победы на предолимпийских отборочных соревнованиях, во время которых он обошел чемпионов мира 1958 и 1959 годов американцев Фиккера и Норса, заставляла всех участников считать его серьезным противником. Однако Парке в предолимпийские дни не слишком обременял себя тренировками, переоценив, вероятно, свои силы после блистательных побед у себя на родине. Экс-чемпион мира багамец Дьюрвард Ноульс добился лучших результатов в тренировочных гонках. У него была новейшая яхта, построенная известной американской фирмой “Липпинкот” специально для Олимпийской регаты в Неаполе.

От Португалии в Неаполе выступал Марио Куина. Он выиграл дома отборочные гонки у таких сильнейших гонщиков, как двукратный чемпион Европы Фьюза и призер первенства мира Белло.

Куина очень серьезно относился к предстоящей регате и регулярно два раза в день выходил в залив на тренировки. Вечером он поднимал свою яхту на берег, мыл ее пресной водой и полировал борта и днище.

Представитель Франции Жорж Пизани незадолго до XVII Олимпийских игр выиграл первенство Европы, но серьезным претендентом на олимпийскую медаль его никто не считал. Это объяснялось тем, что в европейском чемпионате 1960 года не участвовали многие сильные гонщики.

Швед Суне Карлссон знаком советским любителям парусного спорта по выступлению в Ленинграде на яхте “Мари”. В Неаполь он привез яхту “Мари-Н”, построенную, так же как и первая, им самим.

Из объединенной команды, Германии в регате участвовал гонщик из ФРГ Бруно Шплит, который работает конструктором на крупнейшей яхтенной верфи “Абекинг и Расмуссен”. Он выступал на яхте, специально построенной этой фирмой для Олимпийской регаты.

Кроме перечисленных претендентов на золотую медаль, весьма сильными считались команды Швейцарии, Австрии и Бразилии.

Следует отметить, что от социалистических стран в Олимпийской регате, кроме команды СССР, участвовали яхтсмены Венгерской Народной Республики во главе с рулевым чемпионом страны Иштваном Телегди.

Из 26 экипажей соревнующих “Звездников” шесть были “семейными”, состоящими из братьев Марио и Хозе Куина (Португалия), шведов Суне и Пер-Олаф Карлссон, кубинцев Йорк и Карлос де Карденас. Кроме того, в соревнованиях приняли участие англичане Рой и Джен Митчелл.

Неаполитанский залив, где проходила парусная регата, имеет длину около 15 миль и ширину 12 миль. С северо-запада залив ограничивает мыс Мизено и острова Просида и Искья, а с юго-востока — горная гряда Монти-Лоттари и остров Капри. К- северо-востоку от залива высится громадный конус Везувия.

Дистанции гонок были расположены на линии Неаполь—Сорренто (рис. 1).

Рис. 1. План олимпийской дистанции

Ближняя к Неаполю дистанция, размеченная восьмью буями (“марками”) синего цвета, предназначалась для гонок на швертботах класса “Финн”. Дистанция имела форму круга, диаметр которого составлял 1,3 морской мили.

Следующая дистанция, размеченная буями желтого цвета, предназначалась для гонок швертботов класса “Летучий голландец” и яхт класса “Звездный”. Диаметр круга равнялся двум милям.

Последняя, дальняя, дистанция, размеченная красными буями, была для яхт класса “5,5” и “Дракон”. Диаметр круга составлял две мили.

Старт и финиш осуществлялся с тральщиков и всегда давался против ветра, с нижней марки круговой дистанции. Был установлен определенный порядок движения на дистанции: после старта яхты шли в лавировку по диаметру круговой дистанции к противоположной марке, огибали марку, оставляя ее слева, и направлялись бакштагом левого на нижнюю марку, где также огибали ее и снова шли в лавировку к верхней марке, откуда фордевиндом яхты возвращались к нижней марке, а затем вновь шли к верх” ней марке, где находилась финишная линия.

Каждая дистанция обслуживалась катерами, которые несли флаги, соответствующие цветам буев обслуживаемой дистанции. Катера занимались буксировкой яхт к месту старта, для чего были снабжены специальными буксировочными концами. При желании гонщики могли передать на катере ненужные им паруса для доставки к месту базирования яхт. На команду катеров были возложены обязанности по оказанию помощи пострадавшим и поддержанию порядка в районе гонок.

Весь район залива, где проходили гонки, был закрыт для судов, не имеющих отношения к соревнованиям, и за все время регаты не было ни одного случая помехи яхтам со стороны каких-либо судов.

Течения, требующего специального учета в районе гонок, не было, но ветер менялся часто, поэтому умение яхтсменов чувствовать изменение ветра имело большое значение для успешного прохождения дистанции.

Посмотреть Олимпийскую регату можно было с судов, специально оборудованных трибунами для зрителей.

Эти суда ежедневно выходили в район гонок, но держались на расстоянии, обеспечивающем безопасность соревнований. Кроме того, около старта находилось большое число парусно-моторных яхт и частных катеров.

Все гавани Неаполя были забиты катерами и яхтами, принадлежащими богачам. Некоторые из них пересекли Атлантический океан, чтобы посмотреть регату. Многие участники также прибыли в Неаполь на яхтах. Так, участник гонки в “Звездном” классе венесуэлец Камейо приплыл в Неаполь на крейсерской яхте водоизмещением около 70 тонн. Он пересек Атлантику за 18 дней.

Бханубандх, принц Бирабонгзе, представлявший Таиланд в гонках на “Звёздном” классе, прибыл в Неаполь на большой трехмачтовой яхте.

Несмотря на большое скопление зрителей в районе гонок и на берегу у яхт-клубов, их присутствие не нарушало спокойной, деловой обстановки. Зрители очень живо и в то же время дружественно реагировали на ход спортивной борьбы.

Советские яхтсмены пользовались довольно большим вниманием зрителей и участников гонок, но не рассматривались как серьезные претенденты на призовые места. Однако ход соревнований заставил и зрителей и участников изменить это мнение.

ХОД ГОНОК

Перед стартом первой гонки дул южный ветер силой около двух баллов. За две минуты до стартового сигнала определилась картина начала гонок. Стартовая линия в это время была точно перпендикулярна линии

ветра. Яхты разделились на две примерно равные по количеству группы. Большинство сильнейших гонщиков оказалось в группе, берущей старт у левого знака. Наша яхта находилась в правой группе позади француза Пизани (рис. 2).

Медленно приближаясь к стартовой линии крутым бейдевиндом правого галса, Пизани сдерживал всю группу. Чтобы не быть зависимыми от него, мы обошли с подветра правую группу секунд за пятнадцать до старта, вышли к стартовой линии с подветра у Пизани и, увалившись, пошли вдоль стартовой линии в галфвинд.

В момент стартового сигнала мы привелись до крутого бейдевинда. Ход, приобретенный на галфвинде, помог нам сразу же занять лидирующее положение, упроченное тем, что за всю первую лавировку ни одна яхта нам не мешала. Остальные яхты, взяв старт двумя плотными группами с малым запасом хода, сильно мешали друг другу.

Верхняя марка огибалась в следующем порядке (с небольшими разрывами — около двух-трех длин корпусов яхт): СССР, объединенная команда Германии, США, Италия, Швеция, Швейцария, Австрия.

На первом бакштаге при подходе ко второй марке яхты попали в штилевую полосу, что позволило яхтам, находящимся сзади, сократить разрыв и почти вплотную приблизиться к судам, идущим впереди. Поэтому вторая марка огибалась очень плотной группой яхт, которая сохранилась и на втором бакштаге до обхода нижней марки.

На второй лавировке, при небольшом обходе ветра к востоку, нас обошел немецкий гонщик Шплит, получивший некоторое преимущество благодаря изменению направления ветра. В расчете на дальнейший отход ветра мы заложили короткий правый галс и, пройдя под кормой у Шплита, вышли левее его и легли на левый галс. Расчет оказался верным: ветер отошел еще больше, и нам удалось выйти на верхнюю марку, оторвавшись от немецкой яхты на 50—60 метров.

На фордевинде и на финальной лавировке нам удалось сохранить этот отрыв и первыми пересечь линию финиша. После нас финишировали яхты объединенной команды ГДР и ФРГ, Португалии, Италии, Финляндии, Швейцарии. Американский гонщик Парке был на финише девятым, багамец Ноульс — одиннадцатым.

Во время второй гонки ветер на первом круге был около двух баллов. Постепенно усиливаясь, он достиг трех, а затем четырех баллов. Направление его часто менялось: на первой лавировке ветер дул в пределах ЮЮВ и ЮЮЗ, а на второй и третьей лавировках порывы приходили чаще всего от ЮЮЗ.

Стартовая линия была обозначена точно, но в момент стартового сигнала ветер зашел на 10—15° от того направления, по которому была расположена стартовая линия. Мы брали старт у правой марки хорошим ходом в окружении средних по силе гонщиков, от которых нам удалось быстро оторваться. Большинство же сильных гонщиков брали старт у левой марки. В результате после изменения направления ветра мы имели хорошее лидирующее положение. Но эта так удачно начатая гонка была отменена судейской коллегией из-за фальстарта большой группы яхт у левого знака.

В повторном старте было выгодно начинать гонку у правого конца стартовой линии, и большинство яхт находилось у судейского судна. Вести гонку среди скопления яхт было очень опасно, и мы взяли старт несколько позади большой группы, но у самого судейского судна. Пройдя его, мы сразу же повернули на левый галс и вышли на свободную воду, вправо от оси дистанции.

Лавируя в стороне от основной массы яхт, приходилось очень внимательно следить за ветром, чтобы использовать каждое изменение его направления. Пройдя две трети первой лавировки, мы вышли в голову гонки, имея впереди, метрах в тридцати, только португальца Куина. За нами находился багамец Ноульс. Неожиданно ветер изменил направление к юго-востоку, и обстановка резко изменилась: Ноульс левым галсом проходит у нас по носу и огибает первую марку раньше всех. За ним следуют яхты Португалии, СССР, Италии, Кубы.

Обогнув марку, Ноульс берет неправильный курс, приняв стоящую гораздо правее марку “красной” дистанции за свою. Из-за этой ошибки он теряет лидерство. Ко второй марке первым приходит Куина.

В начале второй лавировки итальянец Страулино, идя левым галсом, не дал нам дороги, и мы, избегая столкновения, сделали поворот оверштаг. Действия Страулино можно было опротестовать, но нам не хотелось иметь конфликт в самом начале соревнований, и поэтому мы протест в судейскую коллегию не подали.

После второй лавировки на верхнюю марку яхты заняли следующую последовательность: Багама, Португалия, СССР, Швейцария, Италия. Причем швейцарец Бринер очень удачно провел эту лавировку, заложив после нижней марки длинный левый галс, в то время как остальные гонщики придерживались осевой линии дистанции. Этот маневр позволил швейцарской яхте выбраться из середины в голову гонки.

На фордевинде итальянец обошел швейцарца и сократил разрыв с лидирующей тройкой. На финишной лавировке мы использовали опыт швейцарца: затянули левый галс и к финишу подошли правым галсом (к правому концу финишной), будучи в лучшем положении, чем багамец Ноульс и португалец Куина. К сожалению, из-за большого скопления моторных судов и судейских катеров мы не заметили, что финишная линия находится косо (рис. 3). В результате мы оказались на финише после багамца Ноульса. Третьей на финише была яхта Португалии, за ней — Италии и Швейцарии. Немецкая яхта в первой гонке пришла второй, а на этот раз финишировала лишь девятой.

Перед третьей гонкой решили составить план первой лавировки и твердо его придерживаться.

План основывался на теоретической возможности резкого изменения направления ветра в этот день. Мы обратили внимание на то, что в период тренировочных гонок перед началом регаты и во время соревнований каждый день дул бризовый ветер. Утренний штиль сменялся около одиннадцати часов легким южным ветром, затем постепенно усиливался и к 16 часам достигал трех баллов. Затем ветер слабел и к заходу солнца прекращался. Так было все дни, но 31 августа, в день, когда должна была состояться третья гонка, с раннего утра дул западный ветер силой около двух-трех баллов, а небо, как и в предыдущие дни, было безоблачным.

Сравнивая условия этого дня с другими, мы решили, что дневной бриз южного направления начнется около 12 часов, когда яхты пройдут первую лавировку. В расчете на это мы взяли старт у левого конца стартовой линии. С подветра у нас оказались швейцарец Бринер и финн Эрштрем, а с наветра — венгр Телегди и итальянец Страулино.

За несколько секунд до старта яхты шли вдоль стартовой линии плотной группой с потравленными шкотами. С наветра большим ходом, почти вплотную, подошел к нам португалец. Но наша группа шла так плотно и так близко к линии старта, что в момент стартового выстрела он оказался в положении фальстарта. Португалец вынужден вернуться назад и снова взять старт. Это ему обошлось дорого: он финишировал лишь восьмым.

В начале первой лавировки казалось, что выгоднее идти левым галсом, и поэтому большинство яхт повернуло оверштаг и легло на левый галс (рис.4). Правым галсом шла группа, состоящая из пяти яхт: Финляндия, Швейцария, СССР, Венгрия, Италия.

Однако вскоре Страулино, сомневаясь в правильности выбора галса, ушел от нашей группы на левый галс. Очевидно, по той же причине багамец покидает свою группу и ложится на наш галс. Через некоторое время с вест-зюйд-веста приходит порыв ветра, и мы немедленно поворачиваем на левый галс. Но порыв ветра оказался кратковременным, и нам пришлось вернуться на правый галс. Ни одна яхта наш маневр не повторила. А мы, совершив поворот, направились к темной полосе, виднеющейся на поверхности моря и ясно показывающей, что слева идет сильный продолжительный юго-западный ветер. Наша, швейцарская и венгерская яхты оказались одновременно в зоне нового ветра. Все три яхты делают поворот на левый галс. После поворота можно идти на верхнюю марку полным бейдевиндом, что мы и делаем, потравив шкоты и держа прямо на марку. Бринер и Телегди некоторое время идут крутым бейдевиндом, держа много выше марки. Наша яхта заметно уходит от венгерской и швейцарской.

Примкнувший к нашей группе Ноульс также делает поворот и, держа очень круто, левым галсом уверенно идет на марку.

Основная группа яхт, стартовавшая левым галсом, находится далеко вправо от осевой линии лавировки, и ей очень невыгоден этот отход ветра к юго-западу.

Первую марку наша яхта огибает с отрывом от ближайшего противника — швейцарской яхты — метров триста, за ней метрах в двухстах идет венгерская яхта и очень близко к ней— багамская. Основная группа яхт подошла к марке, когда мы находились на столь большом расстоянии, что порядок огибания нельзя было рассмотреть.

На протяжении последующей части гонки ветер больше не изменялся, и это дало нам возможность сохранить до конца лидирующее положение. На финиш с большими разрывами яхты приходят в следующем порядке: СССР, Швейцария, Багама, США, Италия.

По сумме трех первых гонок на первом месте СССР, на втором — Багама, на третьем — Швейцария.

Минут за пять до старта четвертой гонки к нам подошла португальская яхта и стала двигаться за нами по пятам. Создалось впечатление, что Куина ишет случая вызвать инцидент с тем, чтобы иметь возможность опротестовать наши действия. Мы держались все время настороже и не давали к этому ни малейшего повода. Выбрав момент, когда Куина оказался стесненным в маневрировании (у него и с наветра и с подветра находились другие яхты), мы сделали поворот и ушли от него. Но вместо Куина около нас оказался Ноульс. До старта оставалось меньше минуты, и он следовал за нами, повторяя все наши движения. Наконец за пятнадцать секунд до старта мы резко увалились и ушли от стартовой линии. Это позволило уйти от багамца, но привело к опозданию взятия старта на 20 секунд.

В это время ветер зашел примерно на 15°, и группа яхт, в том числе и наша, находящаяся у левого знака, оказалась в невыгодном положении (рис. 5).

Справа, откуда пришел новый ветер, на воде была видна приближающаяся полоса нового ветра. Большинство яхт делает поворот оверштаг и идет навстречу этой полосе левым галсом. Всю первую лавировку лучше всех шла таиландская яхта под управлением Бирабонгзе. Из яхт, взявших старт у левого знака, на правом галсе остались финны, мы и багамцы. Вскоре из нашей группы с поворотом на левый галс уходит финн Эрштрем. Он прорезает строй яхт, идущих правым галсом, кому-то мешает и, подняв флаг, сходит с дистанции. Наша и багамская яхты оказываются после ухода финской в самой левой позиции, находящейся от основной массы яхт на расстоянии около километра. Вскоре ветер возвращается к югу, и Ноульс делает поворот на левый галс, проходя по носу у основной группы судов. Только венгру Телегди удается проскочить впереди него. Однако Ноульс затягивает левый галс, уходит далеко вправо и со сменой направления ветра на зюйд-зюйд-ост попадает в очень плохое положение, из которого не может выбраться до конца, и финиширует четырнадцатым.

Итак, после ухода багамской яхты мы в одиночестве продолжаем идти правым галсом. Наблюдая за швертботами класса “Летучий голландец”, мы замечаем, что ветер вскоре должен измениться на зюйд-зюйд-ост. И действительно наши предположения через минуту оправдываются. Мы немедленно поворачиваем и идем левым галсом почти прямо на верхнюю марку.

Через небольшой промежуток времени у нас за кормой проходит правым галсом Телегди и, зайдя немного на ветер, ложится на параллельный курс. Мы проходим далеко впереди группы яхт, идущих правым галсом, и выходим на верхнюю марку. Венгерская яхта идет сзади нас не более чем в 30 метрах. Плотная группа яхт обходит марку, когда мы удалились от нее на расстояние около 200 метров.

При движении на бакштагах положение в расстановке яхт заметно не меняется, но на второй лавировке Телегди слишком затянул правый галс и при заходе ветра к зюйд-зюйд-весту проигрывает сразу четверым (рис. 6). Создавшееся положение сохранилось без изменений до конца гонки. На финиш первыми пришли яхты: СССР, Португалии, США, объединенной команды ГДР и ФРГ, Швейцарии, Бразилии, Венгрии. Итальянцы были на финише десятыми.

После четырех гонок яхтсменам была дана передышка на три дня. В первый из этих дней утром мы вытащили яхту на берег, вымыли ее пресной водой и остаток дня провели в прохладном холле гостиницы. На следующий день предприняли туристское путешествие по окрестностям Неаполя. Побывали на действующем вулкане Сольфатара, посмотрели на озеро Аверно, расположенное в кратере потухшего вулкана, бродили в прохладных туннелях грота Сивиллы и любовались прекрасными пейзажами. После обеда знакомились с руинами Помпеи и к закату солнца взобрались на Везувий, куда нас доставил фуникулер.

Третий день был посвящен подготовке яхты к последним гонкам, и к вечеру “Торнадо” качалась на воде в гавани, готовая к завершающим схваткам.

Чтобы сохранить разрыв в очках в пятой гонке, мы должны были финишировать раньше яхт Португалии, Швейцарии и Багамы.

На протяжении всей гонки ветер был довольно ровный, силой около трех баллов, волна — крутая и короткая.

Мы взяли старт не торопясь, позади основной группы яхт. Первую лавировку прошли влево от оси дистанции. Верхнюю марку яхты обогнули в следующем порядке: Швейцария, Югославия, Италия, США, объединенная команда ГДР и ФРГ, Багама, Бразилия, СССР, Франция.

Движение бакштагами положения не изменило.. Но на второй лавировке нам удалось обойти четыре яхты, и верхнюю марку мы обогнули четвертыми вслед за яхтами Швейцарии, Италии и США. Вслед за нами шли немец и багамеи.

На фордевинде нам удалось обойти яхту США, что позволило нижнюю марку обогнуть третьими. Третья лавировка внесла кое-какие изменения в порядок расстановки соперников. Швейцарец Бринер, затянув ле-^ вый галс, проиграл сразу трем яхтам, а американской яхте удалось обойти нас. В результате первой пришла яхта Италии, второй — США, третьей — СССР.

Таким образом, стоящая перед нами задача — финишировать впереди португальцев, швейцарцев и багамцев, тем самым сохранив разрыв в очках от второго места,— была выполнена (Швейцария заняла четвертое место, Португалия — пятое, Багама — одиннадцатое).

После пяти гонок нас практически никто уже не мог догнать. Интересно отметить, что, хотя мы не во всех гонках приходили первыми, отрыв в очках от ближайших конкурентов возрастал с каждым разом. Он составлял в первой гонке 301 очко, во второй—653, в третьей—1217, в четвертой — 1857 и после пятой — 2079 очков..

Пятая гонка внесла существенные изменения в расстановку мест. Итальянец Страулино перешел на общее третье место, и от португальца его отделяло только 47 очков. Швейцарец с третьего места перешел на четвертое, где его догонял американец, отстававший только на 90 очков.

В день проведения шестой гонки небо с утра было покрыто дождевыми тучами, западный ветер бы я шквальный. К 12 часам прошел ливень, сокративший видимость почти до нуля. Ветер несколько раз менял направление на 5—6 румбов, и стартовое судно было вынуждено переходить с марки на марку. Судейская коллегия решила на некоторое время отложить старт.

Ветер, наконец, установился, видимость улучшилась, и старт был объявлен. Стартовая линия, располагалась с преимуществом для правого галса, и у судейского судна было тесно от скопившихся яхт. Тем не менее старт мы взяли довольно удачно: на ветру у нас. были только две яхты — югославская и венгерская, а с под-ветра и несколько впереди — португальская. Но португалец шел так круто, что, опасаясь быть зажатыми между ним и югославом, мы растравили грот, пропустили с наветра югослава и венгра, сделали поворот оверштаг и ушли от них левым галсом. На первой ла-вировке ветер часто менял направление из-за чего пришлось идти короткими галсами. Несмотря на наш вынужденный маневр на старте, к верхней марке яхты пришли в следующем порядке: Италия, Багама, СССР, Португалия, Швейцария, Югославия, США.

Бакштаг не изменил расстановки яхт и на второй лавировке: Страулино и Ноульс пошли левым галсом, Куина и Парке лавировали на центральной оси дистанции, а мы ушли в море правым галсом. Уход в море был выгоден. Это понял и Страулино, который, дойдя до берегового ветра, сделал поворот на правый галс и прошел по корме сначала у Паркса и Куина, а затем и у нас.

Ноульс продолжал идти левым галсом до тех пор, пока не “получил” берегового ветра. Лишь после этого он повернул на правый галс.

Верхнюю марку первым обогнул Ноульс, вторыми — мы, третьим — Парке, четвертым — Куина и лишь пятым — Страулино (рис. 7).

Фордевинд не внес изменений в положение лидирующей группы. Последнюю, финишную, лавировку Ноульс и Парке выполняли на осевой линии. Мы же ушли опять правым галсом в море, откуда надвигалась туча с дождем. Куина и Страулино предпочли пойти левым галсом к берегу. Когда яхты находились примерно в 5 кабельтовых от финиша, ветер неожиданно зашел к вест-норд-весту, и обстановка в первой пятерке резко переменилась. В результате изменения ветра Куина смог первым пересечь линию финиша, Страулино — вторым, Ноульс — третьим, Парке — четвертым. Нам пришлось довольствоваться пятым местом.

После шестой гонки мы могли больше не участвовать в регате, так как первое место нам было обеспечено при любых условиях. Второе место прочно удерживал Куина, третье — Страулино, четвертое — Парке, пятое — Бринер, шестое — Ноульс.

Во время проведения седьмой гонки дул слабый ветер.

Старт мы взяли немного позади основной группы судов и сразу ушли левым галсом к берегу, куда уже направился швейцарец Бринер, отлично взявший старт возле самого судейского судна. Вплотную к нам всю первую лавировку держался венесуэлец Камейо. Парке лавировал по центру, а Страулино ушел в море.

Верхнюю марку первым обогнул Бринер, за ним — мы, третьим—Парке, затем — Куина, Камейо, Ноульс. Страулино обогнул марку восемнадцатым.

Заканчивая гонку, первым на финише оказался Парке, вторым пришел Бринер, третьим — Куина, четвертым — Шплит, пятыми были мы, шестым — Ноульс. Страулино, обойдя более десяти яхт, на финише был седьмым, но для того, чтобы завоевать бронзовую медаль, ему надо было финишировать четвертым.

Гонка Первый знак Финиш
1-Я СССР -1  Объединенная команда Германии —2  США —3  Италия — 4 1-2-9-4
2-Я Багама — 1 Португалия — 2 СССР -3 Италия —4 1-3-2-4
3-я СССР -1 Швейцария —2 Венгрия — 3 Багама — 4 1-2-6-3
4-я СССР -1 Венгрия — 2 США —3 Португалия — 4 1-7-3-2
5-я Швейцария —1 Югославия — 2 Италия —3 США —4 4-7-1-2
6-я Италия —1 Багама —2 СССР -3 Португалия — 4 2-3-5-1
7-я Швейцария —1 СССР —2 США —3 Португалия — 4 2-5-1-3

Нас радовал не только наш успех, но и победы наших товарищей: Александра Чучелова, занявшего второе призовое место в гонках “Финнов”, Александра Шелковникова, получившего шестое, зачетное, место в гонках по классу “Летучий голландец”.

Успехи советских спортсменов нельзя считать случайными. Они явились результатом глубокого анализа техники и тактики парусных гонок небольшой работы, проведенной с нашими яхтсменами.



 
   
 


 
 
Google
 
 




 
 

 
 
 
 

Яхты и туры по странам: